Недоразумения между официальной и традиционной медицины известны со времен Парацельса. Но в последнее время у целителей появилась реальная возможность получить не только народное признание, но и документы, дающие право на занятие такой деятельностью.
Тот факт, что в Китае, Японии или Вьетнаме традиционная медицина мирно сосуществует с обычной, а в Германии есть шесть ассоциаций целителей никого не удивляет. В России зарегистрироваться в качестве целителя (и, соответственно, получить все правоустанавливающие документы) всегда было проблематично. Связано это с тем, что представители официальной медицины попросту игнорировали возможность лечения человеческих недугов какими-либо иными, кроме известных им способов. Но времена меняются: несмотря на сложности, у практикующих знахарей есть возможность стать обладателем необходимых для данного вида трудовой деятельности документов.

— Сегодня предлагается новая классификация медицинских услуг, в которую, наряду с академической, входят народная рецептурная медицина, целительство, как таковое, и даже религиозная конфессиональность, — рассказывает президент Санкт-Петербургского филиала Общероссийской профессиональной ассоциацией специалистов традиционной народной медицины и целителей Олег Шапиро. – Каждая использует свой набор средств для оздоровления человека, однако все они имеют право на существование, если приводят к реальному результату. Отрицать или запрещать наличие целительских услуг, не входящих в академическую систему, бессмысленно и невыгодно, в первую очередь, государству.
По данным статистики, в сфере традиционной медицины в России работают до 300 тысяч человек. Годовой оборот рынка целительских услуг в ее столице оценивается в $60 млн, в Петербурге – около $15 млн. Причем врачи не скрывают, что число обращений к услугам целителей неуклонно растет. Самой большой проблемой отрасли остается чистота ее рядов: наряду со специалистами, которые в силу обладания определенными способностями реально помогают пациентам, на рынке продолжают орудовать всевозможные «колдуны», которые готовы за день оказать любую услугу. Шарлатаны дискредитируют профессию, вызывая негативное отношение к ней не только со стороны официальной медицины, но и всего общества в общем.
-Для того, чтобы работать официально необходим о иметь диплом целителя, зарегистрироваться в общероссийском реестре или получить соответствующую аккредитацию, — продолжает Олег Шапиро. – До последнего времени сделать это не имея медицинского образования, было практически нельзя. Сейчас такая возможность появилась: при нашей ассоциации организованы специализированные курсы, благодаря которым можно получить аккредитацию и лечить людей на вполне законных основаниях.
— Требование о наличии у целителя высшего медобразования спорно, — поддерживает коллегу проректор Института биосенсорной психологии Наталья Шарейко. – Ведь зачастую неординарные способности к лечению проявляются у людей, далеких от медицины. К тому же хорошо известно: любой человек имеет задатки целителя и, в принципе, этому можно научиться: есть соответствующие учебные заведения. Главное – действительно иметь желание помогать людям…
По мнению собеседников, именно профессиональное сообщество (в первую очередь) способно выступить гарантом качества услуг в сфере традиционной медицины. Если специалист имеет официальную регистрацию, платит налоги, достиг хороших результатов и хорошо зарекомендовал себя среди коллег, то вполне может успешно работать. Если же ничего этого нет – вероятность обмана пациентов многократно возрастает.
-Совет простой: если вас в минимальные сроки обещают избавить от всех болезней, решить все проблемы, вы не верьте, — сказал в заключении Олег Шапиро. – Многолетний опыт врача и целителя свидетельствует – это невозможно даже с использованием методик, механизмы действия которых до сих пор не укладываются в обыденном сознании. Уважающий себя специалист традиционной медицины гарантирует результат только в конкретном случае. Это тяжелая работа, в которой участвуют и он, и пациент.

Газета «Биржа труда» СПб №31 (1055) от 23 апреля 2007